Элементы фантастического учения

“Волею благорасположенной судьбы я оказался достойным стать поверенным на Земле Великодушного Рыцаря Правды КРОТОНО СУМУСА (Кротонуса), пребывающего в вечности. Преисполненный соболезнования к жителям нашей планетки, Великодушный Рыцарь совсем умопомрачительным методом поведал мне базы собственного умопомрачительного учения, насыщенного Светом Претворяющего Источника, обязав меня тем взять на себя труд по переводу учения на Элементы фантастического учения земной язык и изложению его в доступном для современного мне человека форме, что я и сделал со всей старательностью в меру моих умеренных способностей”.

Часть 1-ая:

Учение: Мир-концепция в тезисах и афоризмах с намеками и подсказками

1. Желаю я знать, что означает “быть”.

Желаю я знать, что означает “значить”.

Желаю Элементы фантастического учения я знать, что означает “знать”.

Желаю я знать, что означает “я желаю”.

2. Человек желает выяснить, как устроен мир, что он такое и что ему делать в этом мире. И вот, прочитав все книжки и выслушав все представления, он убеждается, что хоть какому воззрению может быть противопоставлено обратное Элементы фантастического учения. В какой-то момент, он усвоит, что всё есть Мировоззрение. И если одно он одно мировоззрение предпочитал другому, то не поэтому, что 1-ое “вернее”, а только по тому, что так сложились происшествия его жизни. Даже если он произнесет “верю только своим очам”, то в конце концов усвоит, что лицезреет мир Элементы фантастического учения спецефическим образом поэтому, что его обучили так созидать. Когда же в собственном искании Правды он дойдет до отчаяния, кто поможет ему акклиматизироваться в невесомости, взамен утраченной стойкости?

3. Реальный мир – это только то, что мне о нем сказано. Как прекраснее мир несказанный, который не от слова!

4. Исконная неувязка человека Элементы фантастического учения – рвение выразить неописуемое. Это – то заветное, что живет в душе каждого яркой внесловесной очевидностью, но в мире людском (в мире слов) просит неосуществимого формального подтверждения. Точнейшие формулировки этого внутреннего познания кажутся неубедительными. К примеру: “Ты и Я – одно”.

5. Знаковые средства коммуникации делают иллюзию взаимопонимания. Эта иллюзия препятствует настоящему взаимопониманию, поточнее сознанию Элементы фантастического учения Единства, которое есть всегда.

6. Философы и поэты ведут борьбу с формальной стороной слова, более либо наименее удачно заставляя слова служить неописуемой сущности.

7. Возникая из пробы универсального описания мира, философия убеждается в недостижимости этой цели и становится средством сознательного совершенствования дела к миру.

8. Все философские учения правильны. Формально Элементы фантастического учения они различаются полнотой и разносторонностью, неформально – степенью приближения к цели – выражение неописуемого.

9. Настоящая философия ни когда не была чисто формальной наукой. Она всегда значительно обогащена поэтическим видением внесловесного, избегая, но характерного поэзии индивидуализма и сохраняя статус всеобщности. Разумеется, целесообразен предстоящий синтез этих 2-ух (и других вероятных) методов описания мира, поиски новых Элементы фантастического учения форм и уровней их взаимопроникновения.

10. Путь к Правде – это путь разоблачения заблуждений, иллюзий не только лишь практически тривиальных, как иллюзия взаимопонимания, да и других – базовых, в силу традиции принимаемых за теоремы.

Нужно осознанно-критическое отношение к хоть каким установкам, вроде бы глубоко не въелись они в сознание.

11. Способ Элементы фантастического учения осмысливания мира (если цель – Правда) должен быть основан на добросовестном, непредвзятом и бескомпромиссном – “беспристрастном” отношении к объекту исследования. Таковой способ мироосмысливания (но не философскую систему) уместно именовать беспристрастным способом, либо ОБЪЕКТИВИЗМОМ.

12. Всякое правило имеет исключения. Меж хоть какими “да” и “нет” есть промежные состояния. Всякое “нечто” (предмет, понятие Элементы фантастического учения, учение, закон, принцип и пр.) ограниченно и имеет ограниченное применение. Мир нескончаем в любом мыслимом измерении. Все конечное существует в нескончаемом. Всякая замкнутость подразумевает возможность разомкнутости. Любые преграды преодолимы, любые пределы – свидетельство запредельности.

Тут выражен основной принцип беспристрастного способа – принцип запредельности (принцип разомкнутости). Это и основной принцип бытия, делающий его неистощимым Элементы фантастического учения по всем фронтам.

13. Пессимизм становится неосуществимым, если этот принцип положен в базу миропонимания.

14. “Кредо объективиста” – малый свод правил беспристрастного мышления:

* Пользуясь словом, сначала уясняй для себя его значение. Огромное количество рассуждений связано с недостаточно сознательным употреблением слов (что означает “быть”? Что означает “значить”?).

* Рассуждение ценно только тогда Элементы фантастического учения, когда оно увеличивает ясность понятий и представлений.

* Минимум насилия над идеей. Принуждая идея двигаться в “подходящем” направлении, мы можем пройти в 2-ух шагах от открытия, которого ожидали тысячелетиями.

* Неоспоримо признавать субъективность хоть какого представления – единственная возможность быть беспристрастным.

* Ничто не следует принимать как само собой разумеющееся. Ни какое мировоззрение не Элементы фантастического учения должно быть признано окончательным. На всякое суждение может быть аргументированное возражение.

* Догадки не подлежащие экспериментальной проверке (к примеру? Примат материи и примат сознания) следует считать равноистинными (но не непременно равноправными), даже если они окажутся взаимоисключающими.

* Все обычное и косное подлежит уничтожению, если оно может стать препятствием на пути к Правде Элементы фантастического учения. Ограниченность – неприятель номер один. Приветствуй всякое изменение и обновление миропониманий. Чем смелее и неожиданнее идея, тем вероятнее, что она ведет к Правде.

* Не страшись крайностей: крайность соседствует с запредельностью. Граница не только лишь делит, да и соединяет. Нет пределов на пути к безграничному.

15. Тексты подобные этому, не ставят для Элементы фантастического учения себя задачей сообщение инфы и выработку нужных рецептов. Их цель – приобщение к вопросу самоосознания мира.

16. Взаимодействие понятий в тексте ориентировано к уяснению интуитивного представления о мире – к восприятию внесловесного. Поняв это, не следует относится к слову как эквиваленту вещи и находить четких формулировок. Слова – это только ключики, композиции которых Элементы фантастического учения позволяют открыть в сознании некоторые загадочные дверцы.

17. Чтоб выйти за границы формального восприятия, полезно осознать, что интуитивная ясность больших метафизических абстракций так невелика и взаимосоизмерима, что посреди их не может быть определяющих и определяемых: они все взаимоопределяемы в процессу взаимодействия.

Поэтому понятия не остаются самотождественными, повсевременно деформируясь зависимо от контекста Элементы фантастического учения, – прямо до воззвания в свою противоположность. Осознание этого позволит относиться к тексту не как к застывшей схеме, а, быстрее, как к живому организму.

18. Сознательное отношение просит возражений тексту и возражений этим возражениям, что содействует углублению восприятия до внесловесного уровня.

Ни одно положение не следует принимать как Элементы фантастического учения нечто непреложное. Непреложно только чувство Правды – след фейерверка мысли, вспыхнувшего в сознании читателя.

19. Предлагаемы текст может послужить средством для увеличения ясности представления о мире, для совершенствования миропонимания. Не считая того, он может быть применен как объект критики для улучшения представления о для себя. В любом случае, текст окажется не Элементы фантастического учения никчемным. Все находится в зависимости от того, какого рода пользу сумеет извлечь из него читатель.

20. Не отыскивай Правду в словах. Все, что могут слова, – это посодействовать сузить круг поисков. Правда же всегда меж слов, меж изречений. Разве определяя одно слово через другое ты узнаешь правду о предмете? Ты просто заменяешь одни Элементы фантастического учения неведомые другими, наименее беспокоящими. Не веруй слова. Не веруй авторитетам. Размышляй, пока Правда предстанет перед тобой очевиднейшей достоверностью.

21. Никому не веруй на слово. Не думай о том, как “достоверно” то, что тут написано. Слова – только ключики. Но, чтоб они работали, необходимо хоть на короткий срок попробовать представить для себя то Элементы фантастического учения, что они обрисовывают. Может быть через (“через”) это представление получится узреть что-то увлекательное. Может быть “другая правда” понравится для тебя больше, чем та, к которой ты привык.

22. НИКАКИХ “По сути”! МИР ЕСТЬ ТОЧКА ЗРЕНИЯ, ХВАТАЮЩАЯ САМОЕ СЕБЯ.

23. Панконцептуальное устройство мира: мир есть концепция, что в свою очередь является Элементы фантастического учения концепцией. Само представление о том, что мир имеет устройство, является одной из вероятных концепций.

24. Мир существует как некоторая грань, поверхность раздела меж 2-мя “никаковостями”, и только эта грань качественна либо концептуальна, что значит отношение одной “никаковости” к другой (либо отношение “ничто” к себе).

Это тоже одна Элементы фантастического учения из концепций: разум не может выйти за границы дела, а может только наслаивать одно отношение на другое, усложняя картину мира. Но этот процесс может быть применен для выхода за границы формального мышления.

25. Запредельность не в тридесятом королевстве, напротив, она поближе всего, что можно для себя представить.

26. Мир, каким мы для себя его Элементы фантастического учения представляем, есть продукт неких условных положений – “аксиом” (и нашего некритического дела к ним), которые не только лишь не доказуемы и не допускают способности доказательств, но оказываются даже немыслимыми при довольно внимательном рассмотрении. Такая догма “беспристрастной действительности”.

27. Только то, что находится в сознании (является его содержанием) может быть Элементы фантастического учения признано имеющимся. Ни о чем ином сознающее существо не может иметь никакого представления.

28. Догма “беспристрастной действительности” принуждает часть объектов сознания считать условно наружными, невзирая на невозможность представить для себя, что может означать такое бытие “вне и кроме” сознания. То, что еще не включено в сознание, не имеет более Элементы фантастического учения определенного бытия, чем как “то, что еще не включено в сознание”. Запредельное есть потенция определенного бытия, но еще не бытие.

29. Я не отрицаю объективность бытия, а нахожу ее место в более общей картине мира. Беспристрастный мир существует и имеет свои задачи, но он не Всё, а только один нюанс Всего, и поэтому Элементы фантастического учения существует неувязка выхода за его пределы.

30. Правомерным (довольно корректным, “беспристрастным”) можно считать признание бытия только в том качестве, в каком оно дано сознанию. Феномены следует признать как видимое, воспринимаемое бытие, нумены (тут все, не воспринимаемое конкретно, к примеру физические законы) – как допущения, модели, предназначенные для взаимоувязывания феноменов.

31. Всякое бытие Элементы фантастического учения, либо утверждение, просит вопроса “Для кого? С чьей точки зрения?”.

32. Всякий парадокс существует сначала как данность одному сознанию (субъекту, “мне”). Потом может быть доказательство (либо неподтверждение) его другими субъектами. Только это доказательство может служить мерой “объективности” парадокса.

Тут 1-ое значение слова “беспристрастное” – добросовестное, непредвзятой (отношение) подменяется вторым: беспристрастное Элементы фантастического учения как наружное по отношению к “моему” сознанию и, как следует, общенаблюдаемое (хотя бы потенциально). Такая объективность является договорной (конвенциональной), на самом деле – квазиобъективностью.

33. Наш мир не что другое, как продукт коллективного творчества.

34. Ни о чем нельзя сказать, есть оно либо нет “по сути”. Можно гласить только о значимости Элементы фантастического учения его для 1-го сознания (“меня”) и о количестве и авторитетности (для меня) подтверждающих “других” (реальных либо возможных).

Не стоит забывать, что бытие всех этих “других” тоже является феноменом 1-го субъекта, который в свою очередь подтверждается этими “другими”. Это уникальный парадокс, сам (через “других”) подтверждающий своё существование.

35. Различие меж реальностью и Элементы фантастического учения галлюцинацией определяется только числом подтверждающих и доверием к ним. Термин “реальное” есть синоним достоверности свидетельства, либо “веримости”.

36. Неважно какая квазиобъективная действительность существует только на уровне слова (либо других вероятных средств коммуникации). Я не могу быть уверен, что другой лицезреет (принимает) то же, что и я. Самое огромное, что я Элементы фантастического учения могу утверждать, – это то, что он в данной ситуации употребляет те же слова.

37. Мы не можем гласить о неком общевоспринимаемом мире. Мир есть “поле” восприятия – сознания 1-го субъекта, который увеличивает степень действительности собственного мира – сознания (и себя в нем), населяя его схожими для себя очевидцами его действительности.

38. Сознание Элементы фантастического учения конструирует другие сознания для увеличения прочности собственных конструкций.

39. Хоть какое событие (факт либо последовательность фактов) правомерно рассматривать исключительно в представлении (того либо другого) субъекта (данность ему), но не как коллективную действительность, так как сопоставляя показания различных субъектов, мы низводим парадокс до уровня слов (символов).

40. За пределами квазиобъективности (взаимоосвидетельствования) бытие самого Элементы фантастического учения субъекта низводится до уровня допущения (нумена, модели).

41. Реальным (естественным) бытием обладает только огромное количество объектов, совокупа которых можно отождествить с тем, что мы подразумеваем под сознанием субъекта. Да и объектами они становятся только при условии интерпретации субъектом собственных чувств. Так же и чувства в свою очередь кажутся вероятными только Элементы фантастического учения при условии их различения.

42. В один прекрасный момент я поглядел вокруг и сообразил, что все это – неправда.

43. Всякая действительность есть следствие наложения условностей на бесспорное – ограничения бескрайнего. Представление о действительности, реальности, о том, что есть “по сути” – продукт абсолютизации относительного, это всегда некая деформация правды – натяжка, некорректность, заблуждение, обман Элементы фантастического учения и самообман (“майя”).

44. Полное снятие ограничений делает бытие “не проявленным”. Настоящее и бесспорное, оно же – “ничто” для разума, – вечное, бытующее вне обусловленностей времени, места, субъекта, чувства парадокса, действительности. Для мозга это – МИР Способностей.

Единое нерасчлененное бесспорное бытие есть состояние нескончаемых способностей, посреди которых имеют место способности вычленения и абсолютизации Элементы фантастического учения неких из их, – способности ограниченности в бескрайном, которые призрачны снаружи как нечто отдельное, но действительны в границах себя, собственного самообмана.

45. В различных фазах самообмана появляются время, место, чувства, субъект, огромное количество субъектов, реальный мир. Может быть также нескончаемое огромное количество других последовательностей и форм реализации самообмана, других миров и принципов Элементы фантастического учения бытия.

Но всем им присуща двойственность: они есть только в себе, снутри собственной обусловленности (как правила игры) и не есть снаружи, в свете Правды одного и бесспорного.

46. Всякое бытие – есть возможность, выдающая себя за реальность. Ее природа – самозациклившееся отрицание: это невозможность обосновать невозможность в границах самой невозможности (невозможность обосновать Элементы фантастического учения иллюзорность кинофильма в границах самого кинофильма).

Фиктивное понятие “реальность” есть возможность самообмана: “а что, если закрыть глаза на некие происшествия …”

47. Появляется вопрос: кто занимается самообманом в критериях отсутствия субъекта, также времени и места? Никто. Самообман – это метафора, из языка уровня субъектов, так как другим способом мы не владеем, ну Элементы фантастического учения и навряд ли вероятен внеесоциальный, внесубъектный язык.

48. Обманываем себя мы сами, когда абсолютизируем действительность мира и себя, запамятывая об условностях, выделяющих одну возможность из огромного количества.

49. Заблуждение нереально, так как реально только бесспорное – Правда. Заблуждение – это интерпретация, замена парадокса словом. Знак, выражение, отражение – это замена, обман.

Слово Элементы фантастического учения реально как звук, а не как эквивалент предмета. Но оно реально не как слово “звук”, как сам звук, поточнее его чувство, которое мы не можем именовать не обманув себя.

50. Все реально только как неинтерпретируемое нечто. Неназываемое и неинтерпретируемое Все – бескачественное “ничто” для разума.

51. Я не открываю ничего нового, но даже Элементы фантастического учения не совершенно забытое старенькое полезно повторять на различные лады, чтоб содействовать его уяснению.

52. На уровне “коллективного сознания” есть огромное количество феноменов различной степени действительности (квазиобьективности), либо галлюцинации различной массовости. Но как реальные феномены (конкретно бытующие) они есть лишь на уровне 1-го субъекта (каждого). На коллективном уровне реальны только Элементы фантастического учения словесные описания, да и они имеют бытие только для 1-го субъекта (пусть каждого) – как представление о всеобщем. Исключительно в таковой степени реально то, что мы называем “вещественным миром”, – как некоторая словесная абстракция либо фрагментарное представление.

53. Конкретно реальна только та часть мира, которую субъект принимает на данный момент – ситуация.

54. Ступени иерархии личных Элементы фантастического учения реальностей: чувство (осязательное, потом зрительное, потом слуховое), предмет (синтез и абстракция чувств), воспоминание, познание и представление, воображение и фантазия, абстракции различного уровня обобщения, в конце концов высшие метафизические абстракции (Единое Сущее в различных формах понимания).

Самое конкретное и бесспорное бытие в то же время и самое условное Элементы фантастического учения, самое абстрактное и мистическое для восприятия – зато самое бесспорное. Условность компенсируется конкретностью, абстрактность – безусловностью. В неком нюансе (единства) это – одно и то же, видимое с разных точек зрения – чувства и разума.

55. Высшая метафизическая абстракция (бесспорное) становится тождественной конкретному, очень определенному бытию. Это вся совокупа современных срезов, где слово – не Элементы фантастического учения знак, а последовательность звуков (дереализация понятия). Оно – не эквивалент предмета (вида), а его причина либо следствие, как хоть какой момент движения, процесса. Это то, что происходит снутри субъекта (“меня”), когда отсутствует наблюдающий (представление о нем), которому все адресовано и который “осознает” – интерпретирует происходящее. Тогда чувство голубого цвета вызывает Элементы фантастического учения только последовательность звуков: н, е, б, о. Так можно представить внесубъектный уровень, сохранив, но условность времени, без которой навряд ли вероятны какие-либо представления.

56. До того как спросить “что есть я?”, спроси “что есть “Я”?”, что означает “Я”? Мы говорим “Я– тело”, позже “Я – разум”, позже “Я – дух”, но что есть “Я Элементы фантастического учения” само по себе? В каждом из этих равенств что есть левая часть?

Весело когда тела, демонстрируя на себя гласит “я не тело”, я только говорю телом”. Не припоминает ли это игру в прятки?

57. “Я” – это идея о для себя. Тело – образ себя в пространстве различных чувств.

58. Почему я – конкретно Элементы фантастического учения я? Совсем нет: тут и на данный момент я – это я, а там тогда и я – это он.

59. Если есть нескончаемое огромное количество способностей, другими словами и эта возможность мира-ситуации, в какой я нахожусь.

Субъект спрашивает себя: “Почему я нахожусь конкретно в этой действительности (способности)? Чем это обосновано Элементы фантастического учения? Не “я нахожусь в этой способности” – я вкупе с ситуацией составляю эту возможность. В нескончаемом огромном количестве способностей есть и эта – в какой есть я и моя ситуация. В другой способности тоже есть собственный субъект (как подразумевается в “моей” концепции мира), но это уже не я, хоть он и Элементы фантастического учения идиетичен мне в нюансе Единства.

60. “Что все-таки такое “Я”?” – Это то, что именует себя собою. Так видится на субъектном уровне. Тот, кому удалось освободиться от субъектной обусловленности, увидит, что “я” – это вся совокупа объектов заполняющих (образующих) (его ли) сознание, посреди которых есть и тот (случайный?) объект Элементы фантастического учения, который именовал себя субъектом. Поточнее, в сознании (где все происходит) имеются слова “это – я, а это – не я”, которые вне субъектной обусловленности лишены какого-нибудь значения, они становятся такими же заполняющими сознание объектами, как и представления, чувства, и другие слова и пр.

61. Освобождаясь от всех обусловленностей, ты узнаешь Элементы фантастического учения, что по сути” (в самом бесспорном смысле) ты – это Всё, вся бесконечность способностей. Тут нет тебе ничего скрытого, ты есть каждый, любая ситуация, любая возможность. Ты есть то, что принято именовать Богом, а всё сущее – твои способности, реализованные благодаря условным ограничениям. Это означает: Бог во всем, все и каждое – самовыражение Бога Элементы фантастического учения.

62. Неувязка не в том, есть Бог либо нет, а в том, какой смысл мы вкладываем в это слово.

63. Есть огромное количество промежных состояний, где сняты не все ограничения, не по всем характеристикам. Тогда появляются “сверхчувствительные” феномены – телепатия, ясновидение и т.п. Субъект может только немножко освободиться от себя, тогда Элементы фантастического учения он не обхватит всю бесконечность способностей, но допустим две либо три, свою и еще чью-нибудь. Он на некое время (и в неком нюансе сознания) станет другим лицом, реальным для него ил воображаемым. Он сумеет выяснить (хотя бы отчасти) содержание сознания другого лица либо узреть нечто очами воображаемого субъекта Элементы фантастического учения, – такая воображаемая ситуация тоже включена в бесконечность способностей Всего.

64. Мир есть точка зрения, хватающая самое себя. Когда оно схватывает себя (рефлектирует), возникает субъект – “носитель” этой точки зрения. Но, разумеется, что его существование полностью заключено в этой точке зрения.

65. Что все-таки такое точка зрения? Чтоб ответить на Элементы фантастического учения этот вопрос, необходимо выйти за границы точки зрения и сравнить её с тем, что не есть точка зрения. Но это в принципе нереально: не может быть представление либо познание, не включенное в точку зрения.

66. Мир есть точка зрения, хватающая самое себя, а точка зрения есть самозацикленность мира.

67. На уровне субъекта конкретно Элементы фантастического учения сущими (конкретно данными сознанию) являются чувства – 5 органов эмоций, также чувства чувственных состояний, чувства мыслей, образов и остальные внутренние явления до интерпретации. Первой ступенью опосредования (абстрагирования) являются формы мира – предметы и явления в их формальном восприятии (включая “формы” мыслей и эмоций) – 1-ый шаг интерпретации (осознанный либо нет).

Формы мира в Элементы фантастического учения собственной совокупы образуют то, что мы назовем ситуацией, – это первичная (первоинтерпретируемая) форма мира, данная субъекту, которую можно считать (в границах неких концепций) результатом синтеза (абстрагирования) простых чувств либо простых фактов сознания.

68. Все, что находится за пределами ситуации, будем именовать концепцией. Мир как концепция есть бытие мира, опосредованное через Элементы фантастического учения опыт и коллективное сознание.

Бытующий мир для субъекта то, что он на данный момент лицезреет, слышит осязает (ситуация). Все другое существует лишь на уровне знакового описания.

Никаким другим бытием, не считая бытия концепции, мир, не воспринимаемый на данный момент субъектом (“мною”) не обладает.

69. Сказать, что мир есть ситуация, – не Элементы фантастического учения много, так как еще есть (в каком бы то ни было качестве) концепция, выходящая за границы ситуации. Поэтому для субъекта (для каждого из нас, для его умозрения) мир есть концепция. Для каждого, но не для всех совместно, – для всех мир – только слово, получающее значение исключительно в восприятии каждого.

70. Концепция содержит Элементы фантастического учения в себе ситуацию как личный случай высшей субъектной обусловленности и конкретизации.

71. Концепция содержит в себе все вероятное, в том числе и субъект. Поэтому Мир-Концепция как представление может служить мостиком ведущим за границы субъекта.

72. Когда Мир-Концепция зацикливает себя (“ловит собственный хвост”), пытаясь включить себя в себя, в ней появляется Элементы фантастического учения представление о “для себя”, о субъекте – “носителе” и “создателе” концепции.

Концепция, как одна из многих способностей реализует себя через субъект, который (как видно снаружи) вырабатывается концепцией в себе как попытка обрисовать и доказать свое существование. Через субъект концепция добивается самого определенного собственного выражения в сменяющихся ситуациях (для субъекта это Элементы фантастического учения – конкретно бытующий мир форм).

73. Умножая внутри себя субъекты (как представления субъекта-носителя), концепция добивается состояния полисубъектного (к примеру физического) мира, превращаясь во всеобщую веримую действительность, на сто процентов подчиненную принципам и законам данной концепции (правилам игры).

74. Концепция, как сущность мира есть описание, не подразумевающее за собой Элементы фантастического учения ни какой другой “истинной” действительности, которую она обрисовывает. Описание мира – это и есть сам мир, никакого другого нет (панконцептуализм).

75. Для панконцептуального (поликонцептуального) субъекта концепция не несет внутри себя никакой правды, она – только рабочий инструмент, используемый при необходимости.

Концепция ни истинна, ни неверна. Она подобна правилам игры, не выражающей ничего, не Элементы фантастического учения считая самой себя. И она так же произвольна, как игра. Одна концепция никак не лучше и не ужаснее другой, но это по наибольшему (бесспорному) счету.

76. Мир есть концепция и в самом бесспорном метафизическом смысле, так как все высшие абстракции сознания выходят за границы ситуации. В тоже время в Элементы фантастического учения свете метафизического описания мира концепция равняется одной из огромного количества способностей.

77. Мир есть концепция, которая вместе с другими содержит в себе представление о мире как о огромном количестве вероятных концепций (поликонпцептуализм) – то же, что мир безграничных способностей.

78. Равнозначность концепции (как огромного количества вероятных правил игры) есть представление предельное, гипотетичное, соотнесенное только с Элементы фантастического учения высшим бесспорным уровнем (так же как и равенство людей “перед Богом”). В каждом определенном случае (в границах концепции) таковой равнозначности быть не может.

79. Предельная концепция (абстрагирующая к бесспорному) конкретизируется во огромном количестве взаимоподчиненных подконцепций. В нашей предельной метаконцепции (концепции о концепциях) можно выделить три главных нюанса (три высших концепции Элементы фантастического учения), взаимоподчиненных по степени безусловности:

1) полисубъектный нюанс (“полис”), полагающий реальным огромное количество субъектов и огромное количество точек зрения на некую общую действительность;

2) моносубъектный нюанс (“монос”), в каком мир виден из точки зрения 1-го реального себе субъекта, а остальные дереализованы до уровня “допустимых”, как они реально (вне соц установок) даны моносубъекту Элементы фантастического учения;

3) внесубъектный нюанс (“тотус”), в каком дереализован моносубьект, как самопологающий, а не данный для себя конкретно, – этот нюанс являет собой высшую безусловность конкретного бытия Мира-Концепции.

80. Субъект в собственной определенной ситуации имеет свою концепцию (более либо наименее полную, глубокую), она является для него описанием действительности, в которую он верует (его Элементы фантастического учения миропониманием), хотя снаружи субъекта концепция есть сама есть своя действительность (включая в себя собственный субъект). Но некие подконцепции субъекта могут быть равнозначными, – если их содержит в себе его веримая действительность.

81. В моносе снимается условность разделения на внутреннее и наружное, а с ней и удвоение (отражение) объектов Элементы фантастического учения. Нет раздельно предмета и вида, нет удвоения. Предмет и его образ – одно и то же, интерпретируемое с различных позиций.

Самую большую трудность в осознании этого составляет память: предмет исчезает, а образ остается, но это – полисубъектная интерпретация. В моносе следовало бы сказать, что меняется качество объекта сознания: из типо реального Элементы фантастического учения, он становится типо воображаемым, создавая идея о том (на основании полисубъектного мышления), что кое-где существует этот реальный предмет.

82. Приходится воспользоваться полисубьектным языком, так как моносубьектная система интерпретации (если и может быть разработана) не мыслится как средство коммуникации. Поэтому, что наши реальные модели не могут быть чисто моносубьектными, они Элементы фантастического учения содержат в себе полис отчасти дереализованным, усматривая в нем не “то, что есть по сути”, а только прием для взаимосоотнесения фактов сознания.

Весь наш язык полисубъектен, “так как появился в процессе общения”, как принято считать в границах полиса. Для моноса, напротив, язык появился в сознании моносубъекта как средство… не коммуникации, а уподобления Элементы фантастического учения для себя собственных подобий – отражения в зеркале трехмерности.

83. В моносе реализуется простой принцип объективизма: можно считать имеющимся только то и в том качестве, что и в каком оно дано сознанию. Поэтому главным свойством (атрибутом) бытия следует признать его осознанность.

84. Полисубьектный нюанс появился (существует, включен) в моносубъектном как Элементы фантастического учения интерпретационная система: взаимоувязывание фактов сознания сравнимо просто (до неких пор) создавать на условно наружной модели. Это естественно, потому что для интерпретации следует знать законы среды, а исследование этих законов может быть только тогда, когда среда становится объектом, другими словами отторгается, объективируется (объективность – делать объектом, объективировать – делать объективностью).

Это условное Элементы фантастического учения объективирование было абсолютизировано в силу неких обстоятельств. Правда была позабыта. Ересь (модель, прием) построена в ранг реальности. В неких религиях это именуется “грехопадением” (в одном из его качеств).

“Грехопадение” либо “материализация” есть отпадение от Бога ради его творения (выражения), замена цели средством, духа – материей, как объектом привязанности.

85. Не Элементы фантастического учения спеши соглашаться либо опровергать. Не так принципиально, что утверждает либо опровергает создатель. Принципиально то, что он направляет внимание читателя по определенному руслу.

86. Огромное количество разных концепций пробует выразить наше отношение к целому через его части (частности). Но других средств выражения у нас нет, хоть вне выражения, конкретно, мы отлично “знаем”, что же Элементы фантастического учения все-таки это такое, если слово “знать” осознавать не как выражение 1-го через другое, другими словами подмену 1-го другим, как конкретное восприятие, данность нам, – это так же неописуемо, но это можно “знать” этим же образом.

87. Что все-таки такое мир по сути? Но что означает “по Элементы фантастического учения сути”? Чье это мировоззрение? Кто обо этом может сказать? Это только вопрос авторитета. Если есть некто, кому я верю больше чем для себя, я приму его концепцию мира. Но в любом случае мир для меня – концепция, точка зрения, не подразумевающая за собой ни какого “по сути”.

Так я обязан ответить Элементы фантастического учения на вопрос “Что есть мир?”, если такой появляется. Если же нет, я довольствуюсь восприятием мира и не пробую обрисовать одно через другое. Но если разум вопрошает “что есть мир?”, я не могу дать более правдивого ответа, поэтому, что конкретное восприятие мира либо “познание вне разума”, интуиция – не есть Элементы фантастического учения ответ на вопрос мозга. Если все таки требуется ответить “что есть мир?”, самым добросовестным будет сказать, что мир – это концепция, точка зрения, при этом правомерна неважно какая концепция, какой бы она ни казалась несуразной и нелогичной, если это “моя” концепция.

Мир такой, каким я его для себя представляю. Если другой его представляет Элементы фантастического учения по другому, для него он другой. Но это его дело, это его точка зрения, это его мир, и он не станет моим, покуда я этому не поверю.

88. Концепция не может быть более либо наименее правильной, по тому что нет никакого “по сути”, нет абсолютного авторитета. Неважно какая концепция Элементы фантастического учения реальна на столько, как в неё веруют. Я могу игнорировать темных котов и пустые ведра, пока у меня не зародилось колебание насчет нелепости этих суеверий. Когда же я уверую в их на сто процентов, ведра и коты будут действовать безотказно. Стоит мне (отыскать метод) повредить мою веру в Элементы фантастического учения физические законы, и они утратят нужно мной всякую власть.

89. Концепция мира всегда (в хоть какой момент) ограничена и не является кое-чем законченным и универсальным. Она живет, развивается, сменяет свои более либо наименее значительные части, пока не становится неузнаваемой. Потому мир никогда не является одним и этим же. Он Элементы фантастического учения безпрерывно изменяется прямо до самых базовых собственных принципов.

90. Концепцией принято именовать описание мироустройства в более абстрактных понятиях. Но, так как неважно какая ситуация не противоречит абстрактному описанию мира, то ситуация с необходимостью включена в концепцию, как её личное проявление. Потому термин “концепция” обозначает все то, что разум включает Элементы фантастического учения в ответ на вопрос “что есть мир?”. Концепция мира – это все уровни абстрагирования, начиная от самых определенных, внутренних и наружных ситуаций и завершаясь всеобщей структурой глобальных принципов, обобщающей внутри себя все вероятные ситуации.

91. Понятно, что хоть “концепция” и является самым добросовестным ответом разума на вопрос “что есть мир?”, полное описание концепции разумом Элементы фантастического учения нереально. Для нас концепция в собственной определенной природе – это уже интуитивное представление, единовременное и не требующее развертки в словесной интерпретации. В собственной конкретной данности сознанию Мир-Концепция тождественна тому, что мы называем миропониманием. Для разума есть концепция в собственном абстрактном значении. Он может обрисовать в нескольких словах Элементы фантастического учения, что под этим предполагается, хоть и неспособен передать мир во всей конкретности: разум не может обрисовать миропонимание, но может разъяснить, что он предполагает под этим, труднодоступным описанию.

92. Концепция – еще не миропонимание, но это ответ на вопрос “что есть мир?”, тогда как миропонимание не задает вопросов и не является ответом. Миропонимание Элементы фантастического учения – это интуитивное отношение к миру, но лучше сказать, что это – самобытие мира, его самопребывание, так как слово “отношение” заблаговременно подразумевает нечто противопоставленное миру, тогда как миропонимание в собственной сущности внесубьектно. Это – то, что разум именует гипотетичный (для разума) внесубъектной концепцией (тотус) либо предельной мир-Концепцией, которая уже Элементы фантастического учения не есть концепция, потому что не является чьим-то описанием мира. Поэтому внесубъектная концепция не может быть реальной концепцией, она – догадка о некой высшей действительности (безусловности), которая не есть отношение, а самопребыванием мира внутри себя, не исключающее его самоосознания. Это и есть миропонимание в чистом виде – мнение мира на себя, – которое мы Элементы фантастического учения, желая осмыслить, превращаем в наше мнение на мир и подменяем концепцией мира. Внесубъектность (тотус), мысля довольно строго, разум не может даже именовать бытием, потому что нет никого, что мог бы это бытие заверить. Поэтому, спрашивая о бытии мира, мы в последней инстанции отвечаем, что мир – это концепция.

На Элементы фантастического учения примере взаимодействия понятий “миропонимания”, “концепция”, “Мир-Концепция” видно, как на грани само-мироосознания фиксированные определения становятся неосуществимыми.

93. Мир как концепция (Мир-Концепция) – это не умозрительное построение, модель либо структура. Это – видение мира во всех качествах, это представление о мире, включающее все “мое” мировосприятие, являющее для “меня” веримой реальностью. В Элементы фантастического учения “мою” концепцию мира заходит только то, что для “меня” на этот момент непременно. То, в чем “я” сомневаюсь, заходит в концепцию не как факт, как колебание в этом факте, которое тоже является элементом “моего” мира.

94. О равнозначности (параллельности” концепция можно судить только с позиции некой сверхконцепции, довольно много их объединяющей Элементы фантастического учения. Обычная людская ошибка – судить об одной концепции с позиции другой (“со собственной колокольни”). В реальных случаях параллельными бывают только довольно узенькие и не очень принципиальные подконцепции. Состояние, в каком две (либо более) полные (исчерпающие) концепции воспринимаются как параллельные, (пока) следует признать (в полисе) очень маловероятным.

95. Каждый субъект Элементы фантастического учения появляется и живет в границах некой концепции, является её олицетворением. Находясь в границах концепции, он не воспринимает правду о мире, что служит стимулом саморазвития концепции, её рвения к полноте.


elementi-rinka-truda-tovar-spros-predlozhenie-cena.html
elementi-sfericheskoj-trigonometrii.html
elementi-sistemi-izmereniya-fizicheskih-velichin.html